www.kateralodki.ru
 
 
 

Морской планктон

Крупные морские хищники нуждаются в пище — рыбах помельче. Те, в свою очередь, заглатывают самую мелкую рыбешку, которая поедает зоопланктон — крошечных беспозвоночных животных, обитающих в толще воды.

Зоопланктон живет за счет одноклеточных микроскопических водорослей, названных фитопланктоном.

Получается как бы единая пищевая цепочка, в первое звено ее — фитопланктон, потребляющий соли и создающий из них органическое вещество — белки, жиры, углеводы. Для этого нужна энергия, и водоросли получают ее от солнца.

Водоросли играют особую роль в пищевой цепи моря, поскольку все последующие звенья потребляют готовое органическое вещество. Что же ставит предел количеству фитопланктона?

Прежде всего нужный им солнечный свет проникает не на любую глубину. В Черном море летом на глубине ниже 50— 60 м водорослям уже не хватает света для фотосинтеза.

Казалось бы, уж солей-то в море предостаточно. Тем не менее некоторые из них дефицитны. Фитопланктон быстро изымает из воды соли, содержащие азот, фосфор и калий. В открытом  море запасы их восстанавливаются за счет двух источников.

Во-первых, минеральные вещества образуются при разложении органических остатков и погибших организмов при участии бактерий. Таким путем происходит круговорот веществ в морских экологических системах.

Во-вторых, питательные соли поднимаются в верхние слои моря из глубинных при перемешивании водных масс. Так что потребление фитопланктоном дефицитных солей ограничено скоростью их поступления снизу в освещенные солнцем слои моря.

Количество водорослей зависит и от сезона года. В Черном море они быстрее всего размножаются в апреле—мае и в сентябре — октябре, на глубине около 10 м.

Зимой море охлаждается сверху, холодные воды опускаются, и в результате происходит непрерывное перемешивание верхних слоев воды. Температура воды устанавливается довольно близкая на разных глубинах, водоросли и зоопланктон тоже относительно равномерно распределяются в столбе воды; лишь в самой холодной воде близ поверхности  их меньше.

С наступлением теплых дней вода прогревается сверху. Постепенно различие в температуре воды усиливается: в верхнем слое до 10—25 м вода летом теплее 20°, а ниже ее температура менее 15°. При этом бывает, что происходит резкое расслоение воды, и на расстоянии метра по глубине температура меняется сразу на 3—6°.

Такие «скачки» температуры оказываются для многих организмов планктона непреодолимым барьером. Поэтому летом теплолюбивые виды размножаются только в верхнем слое, до глубины 10—25 м, а холодолюбивые — ниже. По обе стороны барьера наблюдается разный по составу планктон.

Планктоном биологи назвали малоподвижных обитателей водной толщи, в отличие от нектона — хороших пловцов, таких, как рыбы, кальмары, водные млекопитающие.

Большинство представителей планктона — мелкие организмы. Многие из них могут передвигаться, используя ноги как весла или с помощью жгутиков, ресничек.

Если смотреть на такие организмы под микроскопом, то можно удивиться скорости, с которой они плавают. Некоторые рачки днем опускаются вниз, на глубину до 100 м и более, а ночью поднимаются к поверхности моря, на «пастбища», богатые фитопланктоном.

В Черном море такие путешествия ежедневно совершает рачок калянус.

И все же  подвижность  планктонных  животных ограничена, по морю их перемещают прежде всего течения, которым планктон противостоять не может. Есть животные как бы промежуточные между планктоном  и  нектоном.

К таким относятся крупные медузы. Черноморская медуза ризостома величиной до 60 см в диаметре довольно быстро двигается, тем не менее ее все же причисляют к планктонным животным.

Ризостома вооружена массой стрекательных клеток, с помощью которых она вонзает в жертву или врага мельчайшие зазубренные «стрелы». У человека прикосновение к ризостоме вызывает ожог (правда, крапива жжет сильнее).

Другая крупная черноморская медуза — аурелия плавает гораздо хуже ризостомы.

Раз уж планктонные организмы вверяют свою судьбу течениям, для них часто важны не столько органы движе ния.  сколько приспособления к парению в воде.  

Многие планктонные рачки обладают длинными и ветвистыми усиками — антеннами. Пока рачок плывет, антенны плотно прижаты к телу и не мешают движению.

Но вот рачок остановился, н над ним тотчас распускается красивый перистый зонтик, замедляющий погружение. Часто развиваются длинные выросты, шипы или щетинки, тоже способствующие парашютированию.

Три длинных рога, торчащих во все стороны, имеет водоросль церациум, а у водоросли хетоцерос от концов клетки отходят длиннющие щетинки.

Такие образования играют и другую роль — онн делают мелкие водоросли менее доступными для питающихся ими планктонных животных, которые предпочитают глотать округлые клетки водорослей с гладкой поверхностью.

У многих планктонных рачков хорошо развиты челюсти, позволяющие разгрызать крупные клетки водорослей, которые затем проглатываются по частям.

Можно ли употребить слово «разгрызать» по отношению к нежным клеткам водорослей? Вполне. Не такие уж онн нежные. Большинство водорослей имеет прочный панцирь, сплошной либо решетчатый или состоящий из пакладных пластинок.

Но все равно большинство водорослей поедают планктонные животные. В Черном море общий вес фитопланктона составляет 4—5 млн. тонн, а зоопланктона—20 млн. тонн.

Как же водорослям удается выжить при такой массе потребителей? Их спасает способность быстро размножаться — клетки водорослей делятся каждые сутки, а то и по нескольку раз в день.

Может показаться удивительным, что половина общего веса черноморского зоопланктона приходится на ноктилюку — одну из «виновниц» свечения моря.

Ноктилюка — водоросль, «не помнящая родства», она утратила хлорофилл и питается, как животное. Поэтому ее причисляют к зоопланктону.

 
 
Copyright © 2008 ИП Гараев З.М.
Тел.: (8552) 77-36-15, 77-77-94
лодка казанка reklama


Cоздание сайтa Вебцентр CMS SiteEdit


 
   
   
  Rambler's Top100